«Для Макса столкновение было лучше проигрыша». Сергей Сироткин о гонке Формулы 1 в Джидде

7 Декабря 2021/

Гонщик программы SMP Racing детально разобрал ключевые моменты одного из самых спорных этапов Формулы 1 сезона 2021 года.

В минувшие выходные в Джидде прошел первый в истории Гран При Саудовской Аравии Формулы 1. Этап запомнился многочисленными столкновениями (гонка дважды прерывалась красными флагами), а претенденты на титул Макс Ферстаппен и Льюис Хэмилтон закончили предпоследнюю гонку сезона с равным количеством очков в личном зачете.

Однако началось все с борьбы за победу в квалификации. В финале Льюис Хэмилтон показал лучшее время – а Макс Ферстаппен в попытке опередить британца поставил рекордное время первого и второго секторов трассы, но на третьем секторе потерял контроль над автомобилем, из-за чего болид Red Bull по касательной зацепил отбойник. Многие эксперты после этого обвинили пилота в излишней агрессивности – ведь к моменту допущенной в последнем повороте ошибки преимущество голландца было более чем достаточным для завоевания поула. По мнению пилота SMP Racing и экс-пилота Формулы 1 Сергея Сироткина, авторы таких обвинений не очень хорошо представляют происходящее с гонщиком по ходу быстрого круга.

Сергей Сироткин: «Когда ты едешь квалификационный круг, когда чувствуешь, что это хороший круг, то во-первых, ты находишься в определенном ритме, в определенном чувстве слияния с машиной – и так проходишь всю дистанцию. И нельзя, подъезжая к повороту, просто решить, что не будешь рисковать, не будешь отыгрывать лишних три сотых секунды – а проедешь на три сотки медленнее, зато наверняка. Так это не работает».

После гонки Ферстаппена вновь критиковали за излишнюю агрессию, на этот раз – при обороне позиции от атак Льюиса Хэмилтона. Однако, по мнению Сергея Сироткина, при столь напряженной борьбе в чемпионате ожидать другого от лидеров не приходится.

Сергей Сироткин: «В гонке Макс понимал: чтобы уверенно чувствовать себя в Абу-Даби, надо выигрывать в Джидде любой ценой. Он понимал это – и понимал, что даже столкновение с Хэмилтоном будет более удачным исходом, чем проигрыш. И он изначально вел себя с учетом таких раскладов. Это было видно и на старте, и на рестартах, и в борьбе в первых поворотах – где Макс то с одной стороны нагло заезжал, то с другой. Формально все это немного за рамками правил, но в принципе выглядело вполне адекватно.

Нельзя сказать, что Макс – плохой человек. Просто он понимал ситуацию и выжимал из нее максимум. Жестко? Нагло? Да! Но это и есть спорт.

А бедный Льюис, понимая, что ему никак нельзя попадать в аварию, что авария будет означать потерю титула, был в очень трудной ситуации. И стоит отдать ему должное – он сдержал натиск Макса, сумел его пройти и выиграть гонку. Как по мне, оба пилота показали, что они – великие звезды. Будь на месте хотя бы одного из них любой другой гонщик – уверен, мы не увидели бы такой схватки».

Одним из эпизодов борьбы претендентов на титул стал контакт Хэмилтона и Ферстаппена на 38-м круге. Он произошел в момент, когда голландец пытался по указанию судей уступить позицию сопернику (избегая тем самым временного штрафа за имевшую место раньше некорректную оборону). Вокруг этого момента тут же начали появляться «теории заговора» - но Сергей Сироткин считает, что речь идет скорее о банальном недопонимании.

Сергей Сироткин: «Было ясно: Макс пытается пропустить Льюиса так, чтобы тут же получить право на включение системы DRS и контратаковать. Макс притормозил – а Хэмилтон, наверное, в этот момент не знал, что его пропускают. И подумал, что Ферстаппен увидел какие-то флаги или еще что-то – и потому сбросил скорость. Поэтому Льюис сначала тоже замедлился - чисто инстинктивно.

А Макс понимал, что уже очень близко точка, где фиксируется разрыв между пилотами и где определяется, сможет ли гонщиков включить DRS. Он понял: чтобы пропустить Льюиса, надо замедлиться еще сильнее – и нажал на тормоз. Максу было важно, чтобы его обогнали именно в этом месте – а Льюис таких действий просто не ожидал».
другие статьи